Все падает из рук:

карандаши, тарелки...

Остался близкий круг,

но дни и чувства мелки.

 

Привычка подвела:

в пределах жизни бренной

примеривать дела

и помыслы к Вселенной.

 

Она теперь мала,

ее масштаб - оковы,

она мечты свела

к задачке местечковой.

 

И этот крест несем

мы, злясь, не соглашаясь.

И, словно яд, во всем -

растерянность и жалость.

 

Но смотрит строго друг:

пусть нет былого хора,

остался близких круг,

основа и опора.

 

Остался близкий круг

для торжества науки:

все падает из рук...

И все вернется в руки.

___________________

 

От былого - только тени...

Неизвестно, чтья вина,

но везде борьба за деньги,

за имущество война.

 

Это сводит, разделяет,

колет, словно в горле - кость,

и перераспределяет

и  симпатии, и злость.

 

Даже если попотею,

как на пашне, на войне,

вряд ли я разбогатею,

вряд ли вспомнишь обо мне.

 

И куда себя ни день ты,

что себе ты ни внуши,

деньги,

деньги,

дребеденьги! -

цель и суть твоей души.

 

Всех поступков, дел, радений

не распутаешь клубок.

Кто-то - на кубышке денег,

а над кем-то

- только Бог.

 

Ну да где б ни оказаться

пусть с небес - невзгод ушат,

я не стану состязаться

с наглым шелестом деньжат.

 

И ни шага, ни полшага

я не сделаю туда,

где - вода, вода, вода,

и бумага, и бумага...

__________________

 

В обыденном мире все чаще

по логике жизни простой

я плачу от острого счастья,

встречаясь с людской добротой.

 

Ни пафоса нет тут, ни позы -

есть что-то от странной вины...

Любовь,

осуши эти слезы!

Их мало,

и нет им цены.