…И если даже, — я допускаю, —

Отправить меня на Северный полюс,

И не одного, а с целым гаремом,

И не во времянку, а во дворец;

 

И если даже — вполне возможно —

Отправить тебя на самый экватор,

Но в окружении принцев крови,

Неотразимых, как сто чертей;

 

И если даже — ну, предложим —

Я буду в гареме пить ркацители,

А ты в окружении принцев крови

Шампанским брызгать на ананас;

 

И если даже — я допускаю,

И если даже — вполне возможно,

И если даже — ну, предположим, —

Осуществится этот расклад,

 

То все равно в какой-то прекрасный

Момент — о, как он будет прекрасен! —

Я расплююсь со своим гаремом,

А ты разругаешься со своим,

 

И я побегу к тебе на экватор,

А ты ко мне — на Северный полюс,

И раз мы стартуем одновременно

И с равной скоростью побежим,

 

То, исходя из законов движенья

И не сворачивая с дороги,

Мы встретимся ровно посередине…

А это как раз и будет Москва!

_______________________

 

Все не ладится в этой квартире,

В этом городе, в этой стране,

В этом блеклом, развинченном мире,

И печальней всего, что во мне.

 

Мир ли сбился с орбиты сначала,

Я ли в собственном бьюсь тупике —

Все, что некогда мне отвечало,

Говорит на чужом языке.

 

Или это присуще свободе —

Мяться, биться, блуждать наугад?

То ли я во вселенском разброде,

То ли космос в моем виноват.

 

То ли я у предела земного,

То ли мир переходит черту.

То ли воздух горчит. То ли слово.

То ли попросту горечь во рту.