Он жил без хлеба и пощады.

Но, в наше заходя село,

Встречал он, как само тепло,

Улыбки добрые и взгляды,

И много легче время шло;

А мы и вправду были рады...

 

Но вот - зеркальное стекло:

 

А мы и вправду были рады,

И много легче время шло;

Улыбки добрые и взгляды

Встречал он, как само тепло,

Но, в наше заходя село,

Он жил без хлеба и пощады.

_____________________

 

Он, не то что решительней тигра,

И, пожалуй, внушительней слон.

Но зато оглушительно тихо

В тех местах, где отсутствует он.

________________________

 
ВОЛК
И нет свобоюы. И Волк в степи
Просто на самой большой цепи.
И когда он глядит в свою степь,
И садиться выть на луну,
На что он жалуется - на цепь?
Или на ее длину?


 P.S. Александра Аронова я помню с младых лет, когда где-то в середине 70-х ездила несколько раз в студию "Проба пера" при "Московском комсомольце" (потом эта студия накрылась "медным тазом", но еще раньше туда перестала ездить я).

Так вот, в один прекрасный, как я с тех пор понимаю, вечер, в студию зашел Александр  и начал хвалить стихи, присланные в тетрадке, после чего вызвал автора-девушку. Та прочитала только один или полтора стиха, как вдруг Аронов прям-таки выбежал к ней, вырвал тетрадь из рук и, сказав, что она совершенно не умеет читать, начал в состоянии какого-то бешеного восторга читать стихи сам. Это была любовная лирика, которая меня, честно говоря, не сильно тронула, но восхищение Александра Аронова, энергетика, выплескивающаяся через край... Пожалуй, я впервые видела человека, который ТАК относится к ЧУЖОМУ таланту, к ЧУЖОЙ удаче и пытающийся  столь эмоционально добиться успеха и понимания НЕЗНАКОМОГО человека. Короче, он был полон восторгом от поэзии девушки, а я - восторгом от него. И этот мой  восторг непроходящ до сих пор...