Это имя не дает мне покоя...
Лето тмутараканского года, когда я еще студентка МАИ. Узнав, что в Коктебеле будет слет дельтапланеристов, я, будучи дома на Урале, срочно покупаю билеты, хватаю палатку и кое-как туда добираюсь, расспрашивая всех и каждого, где тут гора Клементьева. Потом нагло ставлю палатку рядом с маевцами, хотя к их команде (равно как к любой другой) не имею никакого отношения: просто надо ж было куда-то приземлиться, а тут все-таки родной институт.
Сначала лагерь был недалеко от вершины горы, но потом местные возмутились, что мы берем их воду, и все перекочевали вглубь. Продукты покупались в неблизком от нас поселке, в который, спустившись по склону, надо было идти через большое распаханное поле. Воду брали из колодца там же. Вода была не айс, местные поили ей лошадей и другую живность, а питьевую им привозили к дому в бочках, но куда ж деваться... Для таких походов в поселок команды выделяли дежурных, за просто так туда не набегаешься. И только дежурным перепадало счастье умыться в этот день.
Т.к. я примазалась к маевцам, то, соответственно, на равных участвовала во всех их хоз.делах.
В тот день как раз была моя очередь идти с напарником в этот поселок. Вадим сказал, что с нами собирался отправиться еще один парень, но того в оговоренном месте не оказалось, и мы пошли одни, а по пути встретились с возвращавшимся обратно этим парнишкой. Ребята остановились чуток поболтать, а я в сторонке просто наблюдала за их беседой, ожидаючи. Ну и, естественно, рассматривая нового для меня человека. Очень обаятельный и очень улыбчивый, - так бы я, пожалуй, описала его.
Поговорили, разбежались.